C C C C
Шрифт
Arial Times New Roman
A A A
Кернинг
1 2 3
  • 620144, Свердловская область, город Екатеринбург, улица Фрунзе, дом 78.
  • +7 (343) 212-15-88
  • info@sosbs.ru

Деятельность



Исследование «Книга и чтение в жизни молодых инвалидов по зрению»

    Арсентьева Виктория Валерьевна,

заместитель директора по научно-методической работе

Свердловской областной специальной библиотеки для слепых

        «Не надейтесь избавиться от книг!»

Возможность исчезновения книги под влиянием компьютерных технологий беспокоит культурологов с конца прошлого века. Этому, например, посвящена не так давно появившаяся и сразу же ставшая популярной книга-интервью Умберто Эко и Жана-Клода Карьера под характерным заголовком «Не надейтесь избавиться от книг!» [2]. Цель обмена мнениями – найти место книге в современном обществе стремительно развивающихся информационных технологий, формирующих новую культуру чтения и отличного от текстового нового восприятия информации. У молодых инвалидов по зрению, которые являясь частью современного общества, также как и остальные его члены, меняется восприятие книги, мотивация чтения и способы получения информации.

В 2014 г. в Свердловской областной специальной библиотеке для слепых было проведено исследование «Книга и чтение в жизни молодых инвалидов по зрению», целью которого и стало выявление предпочтений в чтении и его мотивацию данной категории пользователей. Зачем читает молодежь с проблемами зрения? Какие книги предпочитает? Каким образом получает необходимую информацию из книг? Вот тот круг вопросов, на которые был сделан акцент в исследовании.

 

Выбор Монтеня и Мотивация Флобера

Для определения мотивации чтения среди молодых людей с проблемами зрения в исследовании предлагалось два вопроса, которые условно можно обозначить как Выбор Монтеня и Мотивация Флобера.

В своих «Опытах», размышляя о чтении и о выборе книг, Мишель Монтень писал:

·        «Я не ищу никакого другого удовольствия от книг, кроме разумной занимательности»;

·        «Если я при чтении натыкаюсь на какие-нибудь трудности, я не бьюсь над разрешением их, <…> прохожу мимо»;

·        «…погружаюсь в чтение только в те часы, когда меня начинает охватывать тоска от безделья»;

·        «Я редко берусь за новых авторов, ибо древние кажутся мне более содержательными и более тонкими…» [4].

А Гюстав Флобер в письме к м-ль де Шантени в июне 1857 года написал: «Я читаю, чтобы жить» [6].

Респондентам было предложено назвать наиболее близкий для себя «выбор» Монтеня и закончить фразу Флобера «Я читаю, чтобы…» собственными словами.

В «выборах» Монтеня наибольшее предпочтение молодые люди отдали «разумной занимательности» (31%); рациональный характер чтения присутствует и в «Мотивации Флобера» (20%). Часто встречаются фразы: «Я читаю, потому что это хорошая тренировка для мозгов», «Я читаю, чтобы получить информацию», «Я читаю, потому что это расширяет кругозор» и пр.

При рациональном характере чтения стимул идет от желания самого молодого человека быть признанным и востребованным в современном обществе. А для этого необходимо обладать широким кругозором, способностью к общению, умением нестандартно мыслить и отстаивать свою точку зрения. Все эти качества вырабатываются в процессе чтения. Широкая эрудиция и информированность делают инвалидов по зрению личностью интересной для окружающих, повышают их статус. Выбор рациональности чтения свидетельствует о том, что для молодого инвалида важно быть не потребителем в мире здоровых людей, а полноценным партнером в различных сферах жизни: работе, учебе, общении.

Однако, рациональный мотив, при всей его привлекательности для интеграции инвалида в общество, имеет и крупный недостаток: он нейтрален и не гарантирует нравственного развития молодого человека. Другими словами, при рациональном чтении наблюдается отсутствие эмпатии или способности сопереживать. Сопереживание героям книги пробуждает к жизни чувства, ассоциации, мышление, воображение, память. Эмпатия – это инструмент, который собирает людей вместе и разрушает чувство одиночества. Умение же строить коммуникации – важнейшая часть реабилитации слепых и слабовидящих людей, их возможности жить в полном взаимопонимании как в среде инвалидов, так и в обществе зрячих людей. Чтение для удовольствия, чтение для развития творческого и духовного мышления, чтение для получения новых эмоций и впечатлений отмечают 45% анкетируемых незрячих и слабовидящих молодых людей.

И, наконец, 10% респондентов читают по причине «тоски от безделья» и 1% признает, что чтение носит вынужденный характер: «Я читаю, чтобы получить оценку». Вынужденный характер чтения – распространенная мотивация чтения, когда человек, независимо от состояния здоровья, читает не потому что хочет, а потому что нужно (для учебы, повышения профессиональной квалификации и пр.) После окончания мотивации прекращается в большинстве случаев и взаимодействие с книгой. Положительным фактором по результатам исследования можно считать, что среди молодых людей с проблемами зрения таких читателей только 1%.

Одна из главных проблем, стоящих перед реабилитологами и тифлопедагогами: «избавить» незрячего человека от домашнего времяпровождения, научить его быть самодостаточным, готовым «показать себя миру людей», в котором, кроме чтения, существует множество способов избавиться от тоски и безделья. Может быть, тогда изменится и мотивация чтения для тех 10% респондентов, которые книгой пытаются убрать «тоску от безделья».

 

«Рыцарские романы Дон-Кихота»

 

13% молодых людей при чтении книг «проходят мимо трудностей», «не бьются над их разрешением». Скорее всего, именно с этим связан «выбор жанра» анкетируемых молодых людей с проблемами зрения: формульная литература (любовные романы, детективы) – 27,4%, фантастика, фэнтези, приключения, мистика – 31,5%. Такой выбор жанров для чтения вызывает беспокойство у педагогов, работников библиотек уже много лет.

Между тем, английский писатель Нил Гейман в своей лекции о природе и пользе чтения высказывает интересную мысль о пользе, например, чтения фантастики. Долгое время в Китае не одобрялась научная фантастика и вдруг в 2007 г. ситуация кардинально поменялась в противоположную сторону. На вопрос писателя о причинах происходящих изменений, официальный представитель властей Китая ответил, что долгое время китайцы создавали великолепные вещи, если им приносили схемы. Но ничего не улучшали и не придумывали сами. Они не изобретали. И поэтому они послали делегацию в США, а Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые придумывают будущее о них самих. И обнаружили, что те читали научную фантастику, когда были мальчиками и девочками.   «Литература может показать вам другой мир, - утверждает Нил Гейман, - она может взять вас туда, где вы никогда не были. Один раз посетив другие миры, <…> вы никогда не сможете быть полностью довольны миром, в котором выросли. Недовольство – это хорошая вещь. Недовольные люди могут изменять и улучшать свои миры, делать их лучше, делать их другими» [1].

В романе Сервантеса, остановившись на постоялом дворе в поисках странствующего Дон-Кихота, священник, который старательно сжег все книги из библиотеки рыцаря, объясняет собравшимся, что чтение рыцарских романов повредило разум Дон-Кихота. Хозяин постоялого двора с этим утверждением не соглашается, признаваясь, что и сам обожает слушать истории, в которых герои отважно сражаются с великанами. Его дочь предпочитает книги о том, «как сетуют рыцари, когда они в разлуке со своими дамами» [5]. На протяжении всей истории чтения читательские вкусы и предпочтения были самыми разными, не похожими друг на друга. Каждый человек в зависимости от возраста, от жизненного опыта и даже от сложившихся в данный отрезок времени жизненных обстоятельств выбирает свою книгу. Именно поэтому 16,8% молодых людей с проблемами зрения (так же как и зрячих) любят поэзию, отдавая предпочтение поэтам Серебряного века – фактор возраста; а любимой книгой среди современных авторов многие читатели называют повесть П. Санаева «Похороните меня за плинтусом» - фактор возраста и жизненных обстоятельств.

Тот же Нил Гейман утверждает, что «одно из лучших средств для тех, кто читает с неохотой – это история, от которой они не могут оторваться» [1]. И для каждого возраста она – своя. В полной мере это относится к выбору чтения среди такой категории читателей, как инвалиды по зрению.

 

«Книги и аудиокниги: кто кого?»

Чтение при помощи движения губ и кончика языка, другими словами, чтение вслух, как показывают исследования, являлось превалирующим во времена античности, было широко распространено в Европе в Средневековье и даже позже – в XVI-XVII веках. Но именно с появлением чтения про себя у читателей появилась возможность устанавливать нерушимую связь с книгой. У читателя появляется время для того, чтобы снова и снова обдумывать драгоценные слова, которые могут звучать как вне его сознания, так и внутри его. И сам текст, защищенный таким образом от любого внешнего посягательства, становится личной интимной собственностью читателя. Такой вид чтения французские авторы называют «сердечным чтением» [3].

Если говорить о специфике чтения инвалидов по зрению, то «сердечное чтение» для них – это чтение книг рельефно-точечного шрифта (шрифт Брайля); чтение вслух – аудиокниги на различных источниках информации (магнитная лента, CD, флэш-карты). Аудиокниги называют ещё «говорящими» книгами, так как чтение осуществляется посредством прослушивания записи голоса диктора. В исследовании «Книга и чтение в жизни молодого инвалида по зрению» нашла подтверждение, наметившаяся с конца XX века тенденция о возрастающей популярности «говорящей» книги – 75% респондентов. Книги рельефно-точечного шрифта после окончания учебных заведений перестают пользоваться спросом у молодых людей с проблемами зрения.

Слушать книги для удовольствия, для обучения, для расширения кругозора – всё это одновременно обогащает и обедняет процесс чтения. Переживания, которые испытывает читатель, когда позволяет произносить записанные на странице слова, гораздо менее личные, чем те, которые человек испытывает, когда читает текст самостоятельно. Подчинение голосу чтеца лишает возможности выбирать темп, тон, интонацию чтения.

Но так же, как в свое время эпоха Гуттенберга совершила переворот в книжном мире, так и эпоха Интернет кардинально повлияла на отношение «человека читающего» к книге. Интернет для молодого незрячего человека – это новый канал получения разнообразной информации, это - скачивание книг на различные носители (планшеты и другие периферийные устройства), это - возможность общения со своими сверстниками посредством электронной почты и в социальных сетях (что, учитывая маломобильность людей с проблемами зрения, крайне важно). Наверно, не будет преувеличением сказать, что молодые инвалиды по зрению намного более активно пользуются возможностями Интернет, чем зрячие люди, у которых есть еще немало способов для удовлетворения своих потребностей в получении информации и общении. Данное утверждение подтверждают слова президента автономной некоммерческой организации инвалидов по зрению «Белая трость» Олега Колпащикова: «Слепые выкладывают в сеть столько контента, сколько зрячие не успевают посмотреть».

С появлением специальных компьютерных программ для незрячих людей (программы синтеза речи) появилась возможность для прочтения электронных книг, которые приобретаются в магазинах.

В исследовании «Книга и чтение в жизни молодого инвалида по зрению» источником получения книг для 46% респондентов является Интернет, а для 15% - приобретение электронных книг.

Вопрос о материальных носителях текстовой информации мог бы и не быть столь важным, если бы от них не зависело отношение человека к тексту. Как чтение с экрана изменит то, к чему мы пришли, листая книжные страницы? Наверно, прежде всего, исчезнут особые интимные узы между автором и его читателем; идею «закрытости», которую символизировала книга, а значит, и некоторые читательские привычки.

С изобретением Интернет, когда насыщенность информационной среды, окружающей человека значительно выросла, человек должен был как-то на это реагировать, адаптироваться. Один из способов такой адаптации – возникновение клипового мышления, когда окружающий мир превращается в мозаику разрозненных, мало связанных между собой фактов. Соответственно, меняются и формы чтения: исчезает линейность текста, чтение становится «горизонтальным»: читатели «пробегают» по заголовкам, страницам, абзацам, ссылкам и гиперссылкам. Линейная последовательность знаков перестает базой нашей культуры. Поэтому опасность для книги заключается не в электронном методе подачи информации, а в том для чего вообще нужна длительная последовательность в изложении мысли. Смена формата чтения присуща всему обществу, независимо от наличия зрительного анализатора или его отсутствия. Выделяют несколько факторов, породивших сознание нового типа – носитель «клипового мышления». Два из них являются ключевыми для инвалидов по зрению.

Первый, и, наверное, самый главный фактор – увеличение разнообразия поступающей информации и каналов для ее получения. Испытывая много лет «информационный дефицит», не имея возможности получения информации в том же объеме, что и зрячие люди, инвалиды по зрению всегда активно использовали все каналы для ее получения. В современном обществе таких каналов становится все больше и больше с каждым годом и, соответственно, возрастает объем информационного потока, что порождает проблемы с отбором, фильтрацией, выделением главного.

Следующий фактор связан с ускорением темпов жизни, увеличением количества дел, которыми человек занимается одновременно и, как следствие, необходимость получать информацию как можно быстрее. Несколько участников исследования, выбирая в качестве основного источника информации «говорящую» книгу, уточняют: «Для экономии времени предпочитаю «говорящие» книги». Слушая «говорящую» книгу, одновременно можно заниматься какими-то еще делами. Поскольку человек занимается одновременно разной работой, он вынужден иметь дело с разными информационными потоками.

Думается, что большую роль при выборе формата чтения (книги рельефно-точечного шрифта, «говорящие» книги») играет фактор комфортности получения информации. Электронная книга, в отличие от книги рельефно-точечного шрифта, легко помещается в руке, в кармане, в сумке. Она удобна в использовании, так как снабжена доступной для незрячего человека навигацией по тексту.

И все же шрифт Брайля останется для вдумчивого и любящего книгу читателя с проблемами зрения, и так же как формат Гуттенберга для зрячего человека будет существовать наряду с электронным вариантом. Его выбрали для себя 25% молодых инвалидов по зрению, сопроводив свой выбор комментариями, которые четко формулируют разницу в чтении «говорящих» книг и литературы рельефно-точечного шрифта: «Лично для меня чтение «про себя», а не вслух более приемлемо; чтение «про себя» более осмысленно».

Таким образом, в результате проведенного среди молодых инвалидов по зрению исследования, можно сделать следующие выводы:

·        современный молодой человек с проблемами зрения, являясь частью современного общества, гибко реагирует на происходящие изменения и активно осваивает новые технологии для получения информации.

·        современный молодой человек с проблемами зрения, наряду с остальными читателями, формирует для себя новую модель чтения; в его приоритетах прослеживаются те же направления в выборе книг, что и у зрячей молодежи.

Книга – как колесо

«Всевозможные разновидности книги как объекта не изменили ни ее назначения, ни ее синтаксиса за более чем пять веков. Книга – как ложка, молоток, колесо или ножницы. После того как они были изобретены, ничего лучшего уже не придумаешь. Вы не сделаете ложку лучше, чем она есть. <…> Книга уже зарекомендовала себя, и непонятно, что может быть лучше нее для выполнения тех же функций. Возможно, будут как-то развиваться ее составляющие: скажем, страницы будут делаться не из бумаги. Но книга останется книгой!»

Умберто Эко из книги «Не надейтесь избавиться от книг!» [2]

Борхес как-то рассказывал, что на одной из демонстраций, организованной правительством Перона в 1950 г. против интеллектуалов, демонстранты скандировали: «Да – ботинкам, нет – книжкам!» [3, с. 31].

В исследовании молодым людям с проблемами зрения предлагалось выбрать свой слоган среди нескольких вариантов, производных от слогана демонстрантов. Поддержал демонстрантов один человек из числа опрошенных молодых людей, 15% респондентов скандировали бы: «Нет - ботинкам, да – книжкам». Самое больше количество молодых людей с проблемами зрения – 69% - считают необходимым иметь и то и другое: «Да – ботинкам, да – книжкам».

Такой выбор молодых людей, читателей Свердловской областной специальной библиотеки для слепых, подтверждает утверждение Умберто Эко, что книга не умрет, она как некое «колесо знания и воображения»: его не могут остановить никакие грядущие технологические революции [2].

«Я читаю, потому что получаю удовольствие от этого процесса. Ведь книга дает возможность окунуться в мир чудес, загадок, интересных размышлений и теорий. Без чтения книг, человек не может быть образованным и интересным. Книга – это ключ к твоей душе, чем больше ты найдешь ключей и воспользуешься ими, тем больше узнаешь о себе».

Участник исследования «Книга в жизни молодых инвалидов по зрению»

 

Список литературы

1.      Гейман Н. Наше будущее зависит от библиотек [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://kh-davron.uz/kutubxona/jahon/nil-gejman-nashe-budushhee-zavisit-ot-bibliotek.html (дата обращения : 30.05.2014).

2.      Карьер Ж.-К. Не надейтесь избавиться от книг! [Текст] / Жан-Клод Карьер & Умберто Эко ; [пер. с фр. О. Акимовой]. - Санкт-Петербург : Symposium, 2010. - 332, [1] с.

3.      Мангуэль А. История чтения [Текст] / Альберто Мангуэль ; [пер. с англ. Марии Юнгер]. – Екатеринбург : У-Фактор, 2008. – 381, [3] с.

4.      Монтень М. Э. де. Опыты [Текст] : избранные главы : пер. с фр. / сост., вступ. ст., примеч. В. П. Яковлева. – Ростов-на-Дону : Феникс, 1998. - 541 с. - (Выдающиеся мыслители).

5.      Сервантес С. М. Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский [Текст] : В 2 т. / С. М. Сервантес ; пер. с исп. Б. Кржевского. - Москва : Вече, 2000. – Т. 1. – 544 с.

6.      Флобер Г. Собрание сочинений [Текст] : в 10 т. Т. 8 : Письма : 1855-1880 / Гюстав Флобер ; пер. Т. Ириновой, М. Д. Эйхенгольца ; коммент. М. Д. Эйхенгольца, М. К. Клемана. - Москва ; Ленинград : Гос. изд-во худож. лит., 1938. - 588 с.